Сегодня 22 Сентября 2018 года
   
Размер шрифта

Комитет по разрешительной и контрольно- надзорной деятельности

Сергей Катырин: " Любое действие по реформированию вызывает противодействие бюрократии"

20 Февраля 2018 Новые Известия

Глава Торгово - Промышленной Палаты рассказал в интервью "НИ" о деловом климате, санкциях и семейном бизнесе

 

– Говоря о месте нашей встречи - Инвестиционном форуме в Сочи- можно ли сказать, что он сегодня действительно выполняет свою задачу по привлечению инвестиций?

- Я думаю, что для регионов он вполне может быть таким. Здесь как раз обсуждаются региональные практики: что получается и что не получается на уровне регионов. Практически весь крупный бизнес собирается на форуме. Это – возможность разговаривать предметно, о конкретных инвестиционных проектах.

Конечно, я бы не назвал форум международным - всё-таки он сосредоточен в значительной степени на наших внутренних вопросах и проблемах, внутреннем развитии. Но он выполняет ту функцию, для которой изначально предназначен.

– Более 10 лет на Инвестиционном форуме обсуждается инвестклимат. Эта тема по сути, как тема экологии: мы о ней всё время говорим, но ситуация лучше не становится. Дискуссия, которая ежегодно проводится с участием крупнейших бизнес-объединений уже более 10 лет, так и остается дискуссией, а не ведет к реализации тех идей, которые должны привести к улучшению бизнес-климата?

- Не соглашусь с Вами. Насчет экологии – может быть, особых подвигов мы пока не совершили, но с точки зрения бизнес-климата такая дискуссия полезна и продуктивна.

5-7 лет назад Россия была на 120 месте в рейтинге Doing Business по уровню развития делового климата. Сегодня мы уже занимаем тридцать пятое место. За эти годы мы перешагнули 85 позиций.

По большому счету, у нас сегодня есть два достаточно серьезных провальных направления, по которым показатели могли бы быть гораздо выше — это получение разрешений на строительство и оценка условий для внешней торговли (мы сегодня на уровне 115-го места). Эти два блока нас тянут вниз. Если бы в этих сферах изменения были столь же успешными, как, например, в налоговом администрировании и других направлениях, то мы вполне могли бы быть в первой двадцатке рейтинга.

Конечно, не надо забывать, что инвестиционный климат измеряется по сути по двум городам — Москве и Санкт-Петербургу. Положение же в регионах крайне разнится, но, тем не менее, это оценка внешних представителей, и она отражает уверенную положительную динамику.

– Говоря о провальных позициях, какие именно шаги нужно предпринять, чтобы улучшить ситуацию?

- Если говорить о получении разрешения на строительство, то необходимо сокращение количества процедур, сокращение времени, которое тратится на каждую из них. И тогда мы сможем шагнуть вперёд.

Сегодня у нас разница между регионами иногда двадцатикратная. Есть регионы, где разрешение можно получить за месяц, а есть те, где в течение двух лет.

С одной стороны, существует нормативно-правовая база на федеральном уровне. А дальше все зависит от региона – о того, как выстроена процедура. Она может быть бесконтактной – заявитель не встречается с тем, кто принимает решение. В режиме «одного окна» подается пакет документов, которые проходят определённые согласования, а затем на выходе человек получает разрешение или мотивированный отказ. В случае контактных процедур все значительно сложнее.

– По Вашей оценке, что мешает регионам действовать в едином формате, соблюдать единые сжатые сроки?

- Это способность и готовность команды, которая работает в регионе, а также воля руководителя этой команды. Любое действие по реформированию вызывает противодействие со стороны бюрократического аппарата. Для решения по сокращению или отстранению забюрократизированных сотрудников нужна воля и квалифицированная команда, которая способна это воплотить. Нужны профессиональные кадры, которые способны за несколько часов рассмотреть документ, принять решение. Естественно, у руководителя команды должна быть уверенность в этих людях, а люди должны верить, что руководитель ведёт в правильном направлении, что можно достичь поставленных целей. Тогда появляется результат.

– Какие предложения по улучшению ситуации есть у Торгово-промышленной палаты?

- Во-первых, мы ведём анализ всех практик – и лучших, и худших. Во-вторых, мы работаем вместе с нашими коллегами в регионах, чтобы они вместе с бизнесом «поддавливали» и законодательную, и исполнительную региональную власти в лице губернатора для усовершенствования процедур и, самое главное, формулировали, как они это видят, исходя из лучших практик, каким образом это можно сделать в каждом конкретном регионе.

– Недавно вы говорили в интервью, что во исполнение поручения президента страны о подготовке комплексного плана действий правительства до 2025 года ТПП РФ подготовила 25 приоритетных предложений, направленных на изменение структуры и становление новых источников роста российской экономики…

- Не только ТПП. Мы были организаторами этой работы и собрали предложения у наших коллег. Сначала их было 125, а потом мы их сократили до 25-ти наиболее важных. В этом списке – предложения Торгово-Промышленной палаты, «Опоры России», «Деловой России», Российского союза промышленников и предпринимателей…

Эти предложения обезличены, когда мы направили их в министерство экономики, уже не указывали, от кого они поступили. Это наше общее видение существующих проблем.

Предложения касаются разных направлений. Во-первых, это институциональная часть – большой блок касается законотворчества. Многие из тех задач, которые мы формулировали, услышаны и реализуются. Это контрольно-надзорная деятельность. Сегодня идёт её реформа. Это разрешительная деятельность: всевозможные получения лицензий и т. д. Это фискальная нагрузка и неналоговые платежи. Очень важная тема, потому что неналоговые платежи достигли очень серьезных масштабов, и мы считаем, что необходим отдельный закон. Он подготовлен, внесён. Надеемся, что в ближайшем месяце он будет принят. Есть некоторые разногласия с правительством — будет ли это отдельный закон, на чём мы настаиваем, или же это будет глава Налогового кодекса, как предлагают некоторые члены правительства. Мы категорически против второго подхода, потому что он потащит за собой весь репрессивный аппарат налогового кодекса в сферу неналоговых платежей.

Есть предложения, которые касаются привлечения инвестиций, промышленной политики, институтов развития. Мы считаем, что нужно проанализировать деятельность этих институтов, понять, какие из них действительно работающие, а какие только числятся институтами развития на бумаге, но таковыми не являются или дублируют друг друга.

– Каковы перспективы реального внедрения этих предложений и сроки?

- Большинство из тех предложений, которые я назвал, уже в работе. Неналоговые платежи и закон о контрольно-надзорной деятельности – я думаю, в этом году будут реализованы. Реформа контрольно-надзорной деятельности уже идёт. Большая часть из того, что мы предлагали, думаю, будет реализована в 2018 году.

– В свете актуальной темы санкций можно вспомнить Торгово-промышленную палату СССР, которая была институтом, содействующим внешней торговле, по сути - мостом для диалога между советскими и зарубежными производителями. Готова ли российская ТПП стать таким мостом? Выстраивается ли контакт между российским и зарубежным, в том числе американским бизнесом через вашу площадку?

- Мы никогда не прекращали быть таким мостом. Более того, мы им стали как раз в постсоветское время. В советское время всё регулировалось министерствами, и, по большому счёту, Торгово-промышленная палата Советского Союза была придатком министерства внешней торговли. Она не имела ни закона о себе, ни таких полномочий, которые есть сегодня, ни какой-либо самостоятельности. Мы коренным образом отличается от Палаты СССР, при всём уважении к нашим предшественникам и тому, что они создали. Но наши предшественники жили в других условиях.

Сегодня внешний периметр ТПП активно работает. С 74 странами у нас созданы деловые советы, в 10 странах работают наши зарубежные представительства – они работают на российский бизнес и привлечение инвестиций.

– Как они функционируют сейчас, учитывая действующие санкции и опубликованный на днях «кремлевский список»? Как изменилось взаимодействие с западными партнерами?

- Наши представительства функционируют так же, как и раньше. 75% членов Палаты из 53 000 членов – это малый и средний бизнес. Их эти списки никак не интересуют. Поэтому представительства и деловые советы работают по-прежнему. Да, в деловых советах задействован крупный бизнес, но каких-то серьёзных последствий мы не ощутили. С некоторыми странами у нас переносились заседания, какие-то вопросы проходят в более ограниченном масштабе. Но сами институты деловых советов и наших представительств за рубежом как работали, так и работают.

– То есть вас санкции не пугают?

- Нас не очень пугают, потому что мы работаем с теми категориями бизнеса, к которым не применяются санкции. Конечно, санкции сказываются на двусторонних отношениях, потому что партнёры часто оглядываются назад, на санкционные списки. Такой элемент взаимоотношений есть, но сказать, что это как-то остановило нашу деятельность, нельзя.

– Вы являетесь модератором сессии форума «Российские бренды на мировых рынках». Как ситуация с санкциями отражается на восприятии отечественных компаний за рубежом?

- На бренды это никак особо не влияет. На сессии мы говорили о том, каким образом развивать эти бренды, о том, насколько это важно для страны в целом, для каждого региона и для самих компаний. От этого напрямую зависит капитализация компании. От того, насколько компания узнаваема в мире, насколько продаваема её продукция и насколько её ждут, капитализация может расти.

Если, условно говоря, у «КамАЗа», «Автоваза» или «Красного Октября» есть бренд, и он используется по всему СНГ и дальше, его везде знают. Причем тут санкции? Есть, например, «Вологодское масло», оно продаётся, оно узнаваемо и его покупают. Санкции мало влияют на бренды.

– Вы являетесь так же модератором сессии «Семейные ценности: как бизнес поможет обогатить российские семьи?». Чем в действительности семейному бизнесу может помочь государство, и в чем может быть выражена такая помощь?

- Это новая тема. Нам бы хотелось, чтобы на тему семейного бизнеса государство и общество обратили серьезное внимание. В России всегда были очень сильны традиции семейного предпринимательства. Такие известные фамилии, как Третьяковы, Демидовы, Мамонтовы, Бахрушины, Строгановы и т. д., у всех на слуху. Это люди, которые поколениями создавали свой бизнес. И не только бизнес. Они все были меценатами, не забывали об обществе – реализовывали благотворительные и культурные проекты, которые существуют и по сей день. Морозовская больница, Третьяковская галерея...

 

Конечно, сегодня у нас семейный бизнес немного другого масштаба. Нам бы хотелось, чтобы в первую очередь обратили внимание на малый и микро семейный бизнес. Это маленькие гостиницы, фермерские хозяйства, садоводческие хозяйства, мастерские и т. д. Хотелось бы, чтобы это поощрялось, чтобы были созданы условия для передачи этого бизнеса из поколения в поколение. Мы хотели бы привлечь к этому внимание и федеральной власти, и региональной, и бизнес-объединений – нам самим очень интересна эта тема. Для нас важно сохранить и во многом возродить российские бизнес-традиции, создать условия, при которых в России появятся бизнес-династии. Следует понимать, что люди, которые занимаются семейным бизнесом, никуда не собираются уезжать, не расстанутся со своим делом. Это люди, которые привержены не только своему бизнесу, но и России, ее развитию, которые видят себя и своих детей, и внуков в этой стране и здесь собираются реализовывать свои интересы.

– Недавно при ТПП был создан новый комитет - по предпринимательству в сфере медаикоммуникаций. Какие перед ним поставлены цели и задачи?

- Эта идея долго вынашивалась. Мы считали, что и так достаточно хорошо работаем с представителями журналистского корпуса. Однако сегодня в медиасреде, в журналистской профессии очень много проблем на всех уровнях, и есть необходимость образовать площадку на федеральном уровне, где журналистское сообщество могло бы не только обсуждать свои проблемы, но и прорабатывать законодательные инициативы, формулировать свои пожелания по нормативно-правовой базе, которая регулирует медиадеятельность. В состав комитета вошли авторитетные и профессиональные журналисты, медиа-менеджеры, юристы и PR- специалисты, представители исполнительной и законодательной власти, ассоциаций, объединяющих различные сегменты сферы медиакоммуникаций, торгово-промышленных палат, консалтинговых фирм и российского делового сообщества.

Сегодня в медиасфере много проблем, и комитету есть, чем заниматься. Очень много открытых неотрегулированных вопросов, в первую очередь, в сфере интренет-вещания, социальных сетей, онлайн-рекламы.

Любой отраслевой комитет – это инструмент выработки решений проблем в отрасли. На сегодня Торгово-промышленная палата является единственной в стране площадкой для координации действий, направленных с одной стороны, на объединение медиасообщества, а с другой - на защиту его интересов на законодательном уровне.

Первое заседание медиакомитета было интересным и плодотворным. Созданы четыре отраслевых подкомитета, ориентированные по видам медиа – телевидение и радиовещание, печатные и сетевые СМИ, социальные Интернет-площадки. Не сомневаюсь, что работа медиакомитета будет эффективной – народ собрался творческий и, главное, болеющий и переживающий за свое дело. Уверен, что давно стоило его создать.

Источник: Новые Известия

Возврат к списку

Председатель Комитета по совершенствованию контрольно-надзорной деятельности и устранению административных барьеров Российского Союза промышленников и предпринимателей

Уважаемые коллеги!

В своей текущей работе Комитет сосредоточил свою деятельность на двух актуальных для предпринимателей темах: прозрачность и доступность обязательных требований и риск-ориентированном подходе при осуществлении государственного контроля.
далее...

КОНТАКТЫ

Заместитель председателя Комитета:
Шабала Юлия Игоревна

тел. +7 (495) 981-55-55 доб.30-01,
j.shabala@metinvest.com

Ответственный секретарь:
Абузярова
Ирина Анатольевна

тел. +7 (495) 981 -55-55 доб.78-08,
i.abuzyarova@metalloinvest.com