Сегодня 20 Февраля 2018 года
   
Размер шрифта

Комитет по разрешительной и контрольно- надзорной деятельности

Информационно-аналитические инструменты на службе цифровой трансформации

5 Февраля 2018 PC WEEK

Необходимость и ценность современных информационно-аналитических инструментов (ИАИ) для цифровой трансформации государства и бизнеса не вызывают сомнений. А вот какими должны быть эти инструменты с учетом последних трендов, какие технологии следует разработать для их создания и какие организационные и кадровые вопросы нужно решить, чтобы они эффективно заработали, — на этот счёт единого мнения пока нет. Для обсуждения данной темы мы пригласили экспертов из ведущих компаний и организаций.

Цифровая трансформация и новые технологии

Большие данные, Интернет вещей (IoT), бизнес-аналитика, машинное обучение и искусственный интеллект (ИИ) — все эти технологии неразрывно связаны друг с другом: например, IoT генерирует огромные объемы данных, на которых проходит машинное обучение искусственного интеллекта, применяемого для решения многих аналитических задач. Каким образом эти и другие новые технологии уже сегодня могут быть использованы в России для целей цифровой трансформации государства и бизнеса?

Как утверждает заместитель начальника управления информационных технологий Аналитического центра при Правительстве РФ Анатолий Карпенко, все перечисленные технологии уже используются отечественными госструктурами и в гораздо большей степени — бизнесом. В госсекторе наиболее активно их применяют фискальные органы. Так, в ФНС России создана и введена в штатную эксплуатацию автоматизированная система контроля за уплатой НДС (АСК НДС-2), использующая средства оперативного мониторинга процессов, технологию больших данных и инструменты современной аналитики, что помогло существенно повысить налоговые сборы. По данным ведомства, в первом полугодии 2017-го они выросли на 16% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года.

Руководитель направления современных ECM-решений компании ЭОС Сергей Полтев полагает, что у этих технологий хорошие перспективы в таких областях, как оптимизация транспортных потоков, модернизация ЖКХ и поэтапное внедрение концепции «Умный город».

«Информационные системы призваны автоматизировать рутинные операции, связанные с извлечением и обработкой данных, и обеспечить людей ценной информацией, которая в этих данных хранится, — убеждена директор компании „Терн“ Екатерина Лозовая. — Что касается отдельных способов выполнения этой задачи: нейронных сетей, анализа больших данных, предиктивой аналитики, то они представляют собой конкретные подходы, которые нужно применять в разных ситуациях. Возьмём, к примеру, блокчейн: он позволяет упростить процесс регистрации сделок и обеспечить всех участников рынка единой версией информации. В бизнесе эту технологию активно применяют банки и биржи, а что касается государственных учреждений, то потенциально блокчейн может взять на себя функции любого регистрирующего органа».

«По подсчётам аналитиков, только 20% российских компаний уже работают с большими данными, 17% начинают пилотные проекты, а 27% не выражают к ним особого интереса, — напоминает директор по продажам компании PROMT Никита Шаблыков. — В то же время за рубежом уже есть результаты применения больших данных в бизнесе. Например, опрос Economist Intelligence Unit Survey показал, что только в 2015 г. по всему миру 46% компаний улучшили за счет этого качество клиентского сервиса более чем на 10%. В России большие данные используются в основном в банковской, телекоммуникационной сфере и в ритейле, что объясняется главным образом высокой конкуренцией в этих отраслях. Перед владельцами бизнеса, в какой бы отрасли они ни работали, рано или поздно встают вопросы: как лучше понять клиента и его проблемы, как оперативно анализировать данные о клиентах, о покупках, которые они совершают, об их потенциальных интересах и как использовать полученную информацию для прогнозов и планирования?».

По мнению менеджера проектов по маркетингу и SEO компании Mindscan Веры Холодной, одна из целей подобных технологий — по-новому взглянуть на проблемы, которые раньше казались непреодолимыми. Можно ведь эффективно использовать ИИ вместе с другими алгоритмами. Например, при построении чат-бота, для создания системы поиска злоумышленников в потоке людей, для анализа существующих автоматизированных процессов...

Генеральный директор компании Polymedia Елена Новикова обращает внимание на новые возможности автоматизации различного вида производств. Сегодня вследствие резкого удешевления сенсоров, которые могут быть развернуты на полевом уровне для сбора первичных данных о параметрах производственных процессов, а также благодаря упрощению способов передачи большого количества данных, в том числе с удаленных локаций через беспроводные сети, снижению стоимости хранения больших объемов данных и доступности решений по их продвинутому анализу предприятия реального сектора получают инструмент, кардинальным образом влияющий на эффективность бизнеса. Это и снижение затрат на все виды энергии, необходимые предприятиям, и повышение стабильности при выпуске высококачественной продукции на технологически сложных производствах, и оптимизация численности обслуживающего персонала.

При этом могут собираться данные не только о параметрах технологических процессов. В любом производстве человек по-прежнему играет ключевую роль, и современные способы сбора информации и ее анализа позволяют анализировать и предсказывать поведение и действия работника по отношению к сложным и дорогостоящим технологическим процессам. Если состояние оператора сложной технологической установки перед допуском к работе с ней или во время работы будет распознано системой как неудовлетворительное, то незамедлительно последует рекомендация о замене сотрудника, не доводя дела до выпуска бракованной партии или до крупной аварии.

Елена Новикова убеждена, что промышленный IoT совместно с современными аналитическими инструментами позволит оптимизировать существующие процессы производства без значительных капитальных вложений. В тех же случаях, когда таковые вложения необходимы, эти средства дадут возможность максимально точно прогнозировать, а впоследствии контролировать их окупаемость и эффективное использование.

«Когда речь заходит о Big Data, важны не только объемы, но и разнообразие данных, в том числе неструктурированных», — напомнил Никита Шаблыков. По его словам, автоматический перевод — это один из самых удачных шагов в коммерциализации технологий ИИ, которые успешно применяются практически во всех сферах бизнеса — для перевода деловой и технической документации, для локализации контента (сайты, отзывы, магазины, пользовательская документация), для делового общения. И если до появления больших данных системы автоматического перевода строились на основе аналитических методов и разработка одной языковой пары занимала не один год, то сейчас имеются возможности для развития технологий перевода на основе статистических методов, в том числе нейронных сетей.

«Что касается текстовой аналитики, то понимание, как и для каких целей могут быть использованы такие данные, и у бизнеса, и у госсектора пока еще продолжает формироваться. Тем не менее интерес и потребность есть, например, со стороны СМИ и крупных компаний: для анализа брендов, персон, высказываний, рубрикации обращений в службу поддержки, составления автоматических отчётов по искомому объекту, — отметил Никита Шаблыков. — Технологии ИИ позволяют также решать многие вопросы, касающиеся безопасности. В первую очередь речь здесь идет о распознавании лиц для контроля и обеспечения охраны предприятий, торговых центров и аэропортов. Лингвистические технологии используются в системах DLP для выделения конфиденциального или подозрительного контента во входящих и исходящих данных. Информация из социальных сетей может служить основой для прогнозирования перспектив тех или иных кандидатов на выборах, для анализа настроений в обществе и реакции населения на значимые события».

«Уже давно объемы документов, содержащихся в информационных базах данных, исчисляются десятками миллионов, если их перевести в бумажный вид, объем будет исчисляться сотнями кубометров. Однако о таких размерах электронных справочников стало возможным говорить только благодаря появлению новых методов анализа и идентификации текста. Автоматическая кластеризация секторов информации по какому-либо признаку или интеллектуальное выявление значимых понятий из текстов, применение машинного обучения и технологии нейросетей в области ранжирования, результаты работы поисковых систем — это открывает новые горизонты для решения задач, связанных с поиском информации, необходимой для решения того или иного вопроса. Современные технологии поиска позволяют быстро ориентироваться и применять ряд аналитических инструментов, существенно упрощая отношения граждан и бизнеса с государством. И действительно, любое действие на рынке урегулировано правовыми нормами. Без знания законодательства построить эффективный бизнес не получится», — считает Юрий Пивоваров, руководитель департамента развития и исследований компании «Гарант».

В качестве важного современного аналитического инструмента он привел систему лингвистического анализа для проведения антикоррупционной экспертизы документов. Система проводит лингвистический анализ текста документа и решает задачу обнаружения возможных коррупциогенных факторов уже на этапе подготовки документа. Этот инструмент может быть использован в деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления и прокуратуры. В целом, автоматизация поиска потенциальных коррупциогенных факторов — это движение в наступающую эпоху Legal tech, внедрения современных ИТ в сферу юридической деятельности, уверен Юрий Пивоваров.

Директор по исследовательским проектам и руководитель направления Big Data компании «Ай-ФОРС» (ГК ФОРС) Ольга Горчинская обращает внимание на то, что все упомянутые технологии могут использоваться как совместно, обогащая друг друга, так и независимо. Скажем, функциональность системы бизнес-анализа, построенной на BI-инструментах, можно расширить, встроив в нее технологию машинного обучения. В этом случае кроме заданных и простых расчетных показателей можно получать и дополнительные на основе специальных моделей и алгоритмов машинного обучения. Например, дашборд системы анализа эффективности государственных программ помимо затрат и рентабельности может отображать рейтинги отдельной программы по отзывам в социальных сетях.

Быстро развивается направление Интернета вещей, предполагающее специальные технологии сбора и обработки данных с датчиков и приборов. По оценкам некоторых экспертов, объем российского рынка IoT в 2016 г. достиг 1,2 млрд. долл. Очень высок потенциал развития IoT-сервисов в проектах на транспорте, в рамках программ «умного» города и «умной» энергетики, сельского хозяйства и телемедицины. Сейчас идет разработка стандартов и законов, регулирующих эту сферу, что будет способствовать скорейшему формированию цивилизованного рынка.

«С точки зрения практического использования существует важное различие между технологиями классического бизнес-анализа и машинного обучения, — уточняет Ольга Горчинская. — Бизнес-аналитика обычно ориентирована на всесторонний анализ и всегда связана с консолидацией данных из разных источников, с их согласованием и интерактивной визуализацией. Машинное же обучение часто решает конкретную локальную задачу, формирует результат, который может встраиваться в любую систему, не обязательно аналитическую. Примером такой локальной задачи может служить распознавание лиц; для её решения строятся и обучаются нейронные сети, а результат в виде алгоритма встраивается в терминалы аэропорта для прохождения паспортного контроля».

ИАИ в госуправлении

Из сказанного совершенно очевидно, что необходимость применения современных информационно-аналитических инструментов в бизнесе вполне осознана, а их преимущества во многих случаях уже подтверждены практикой. Какие же задачи должны уметь решать современные ИАИ для различных (федерального, регионального, муниципального) уровней госуправления? Какими средствами сбора и обработки данных они должны быть оснащены?

По мнению Веры Холодной, в первую очередь надо уметь решать задачи оперативного извлечения максимально объективной информации. Важный момент для каждого уровня госуправления — межведомственное взаимодействие. Это слабое место многих моделей принятия решений, когда информация из разных департаментов собирается вручную или вообще не собирается. Для всех уровней актуальны задачи расходования бюджетных средств или развития здравоохранения. Целью классификации и дальнейшей обработки данных может быть повышение качества предоставления услуг, выявление наиболее слабых мест в работе различных служб, учёт мнений граждан при приоритизации расходования бюджетных средств. На муниципальном уровне может оказаться полезной информация о том, насколько люди удовлетворены полученными госуслугами, обслуживанием в поликлиниках, состоянием дворовых территорий и иными повседневными бытовыми вещами.

Сегодня у всех на слуху сложная ситуация со свалками мусора. Возможно, она не достигла бы такой остроты, не будь она вовремя выявлена и оценена, например, посредством постоянного мониторинга социальных сетей на предмет сообщений о том, что обнаружена незаконная свалка где-то в лесу. На муниципальном уровне эту информацию можно было бы вовремя отследить и верно оценить масштаб свалки с помощью специальной аэросъемки и анализа видео. На региональном — собранную локально информацию следует учитывать при планировании мероприятий по переработке отходов. На федеральном — сопоставлять территориальные схемы по обращению с отходами, выстраивать систему независимого аудита и оценки с помощью обработки больших массивов данных.

«В настоящее время подавляющее большинство ИАИ, используемых в органах власти России, в основном решают задачи планирования деятельности, мониторинга значений различных социально-экономических показателей и формирования отчетов. Автоматизация процессов принятия управленческих решений в современных условиях должна быть ориентирована на использование инструментов, позволяющих прогнозировать и моделировать те или иные ситуации и варианты развития событий, а именно отвечать на вопросы «что будет, если...?» или «что нужно сделать, для того, чтобы...?», — полагает Анатолий Карпенко. По его словам, лишь около 45% органов государственной власти федерального и регионального уровня в той или иной степени используют инструменты прогнозной аналитики и немногим более 11% применяют средства автоматизированного моделирования для решения своих управленческих задач. На уровне органов местного самоуправления ИАИ используются очень слабо, а информация главным образом анализируется с помощью инструментария офисных приложений.

«Что касается средств сбора и обработки информации, то учитывая специфику деятельности органов государственной власти, нацеленной на работу с официальной информацией, в первую очередь собираются и обрабатываются структурированные и слабоструктурированные данные, представленные в виде текстовых документов. В ряде случаев отдельными госструктурами применяются средства автоматизированной обработки и анализа мультимедийного контента, то есть аудио- и видеоинформации», — добавил Анатолий Карпенко.

По мнению Никиты Шаблыкова, в зависимости от тех задач, которые решаются на том или ином уровне госуправления, могут требоваться разные ИАИ-инструменты. Для федеральных органов часто востребованы решения для эффективной работы с международной документацией и аналитикой, доступной на разных языках. Например, Федеральный институт промышленной собственности не может вести свою деятельность, не обращаясь в международные патентные базы данных. Эксперты ФИПС ищут информацию более чем в 110 млн. патентов, которые хранятся как в собственных базах данных, так и в базах данных международных патентных ведомств или патентных ведомств других стран. Эффективная и точная работа эксперта сегодня невозможна без технологий автоматического перевода. Свыше шестисот экспертов ФИПС для обработки патентных заявок ежедневно используют эти технологии, переводя более 600 тыс. слов в день с английского, китайского и других языков.

«То же самое касается международных судов, где есть острая необходимость в высококачественном и быстром переводе юридически значимой информации.

Правоохранительная деятельность, борьба с терроризмом также требует эффективных инструментов текстовой аналитики и лингвистической обработки данных. Сюда входит перевод пользовательской информации не только из так называемого открытого Интернета, но и из Darknet, Deepweb, а также выделение в автоматическом режиме значимой информации, такой как имена людей, названия организаций, определение событий, с тем чтобы её могли оперативно обрабатывать аналитики и эксперты. Решения всегда принимаются людьми, но они должны быть взвешенными и объективными, а для этого нужна предварительная обработка огромных массивов данных», — добавил Никита Шаблыков.

Елена Новикова уверена, что одних только традиционных BI-инструментов сегодня уже недостаточно — нужны встроенные средства продвинутой обработки больших объемов данных, как проприетарные In-Memory-инструменты, так и их интеграция с распространенными Open Source-решениями, такими как Hadoop (для MPP) и R/Python (для продвинутой аналитики).

Сергей Полтев обращает внимание на необходимость инструментов для извлечения и структурирования данных, объединения информации из различных источников. При этом чем дальше мы уходим от «сырых данных» к обобщенным зависимостям — тем важнее становится обеспечение достоверности, документальной подтвержденности исходной информации.

По мнению Ольги Горчинской, если наряду с инструментами традиционного бизнес-анализа применять технологии больших данных и машинного обучения, то это позволит анализировать отношение населения к федеральным и региональным инициативам, всесторонне оценивать результаты выполнения государственных программ, эффективнее работать с огромными объемами текстовой информации, накопленной в государственных учреждениях.

Руководитель направления аналитики «SAS Россия/СНГ» Александр Ефимов говорит о необходимости инструментов удалённого сбора данных «с полей» сразу же в электронной форме, так, чтобы они были снабжены средствами для логического контроля и проверки достоверности. Кроме того, нужна система контроля версий, поскольку информация со временем может обновляться.

ИАИ и цифровая экономика

А какие задачи должны уметь решать современные отраслевые ИАИ? Какими средствами сбора и обработки данных их следует оснащать?

«С технической точки зрения аналитической системе безразлично, какие именно данные в неё поступили, скажем, о бюджете городского муниципалитета или о бюджете всей страны, — полагает Екатерина Лозовая. — Более важную роль играет первоначальное получение этих данных: как и с какой частотой они фиксируются, сколько в них ошибок, какие системы учёта при этом используются. На мой взгляд, аналитические инструменты уже сейчас готовы помочь нашей стране выйти в лидеры по цифровизации экономики, осталось выработать методологию и наладить процесс извлечения данных».

По мнению Елены Новиковой, сегодня трудно предсказать, какую форму примет цифровая экономика и какую именно роль в ней будет играть государство. Несомненно одно: на всех этапах движения в сторону цифровой экономики использовать ИАИ необходимо, так как в современном мире любые решения должны основываться на данных — будь то оценка уже реализованных мероприятий, формирование плана действий или анализ и сравнение различных сценариев развития событий.

«В отличие от органов государственной власти бизнес во всем мире более активно использует новейшие и перспективные ИТ, — констатирует Анатолий Карпенко. — Стимулами являются высокая конкуренция и специфика той или иной деятельности. Поэтому бизнес-структуры более широко используют средства оперативного (в режиме реального времени) сбора первичных данных, обработки и анализа информации. Здесь активно применяются технологии Интернета вещей и больших данных, обработка пространственных данных с использованием геоинформационных систем, ИИ и электронные помощники. Наиболее передовыми в этом отношении являются финансовый сектор, ритейл и промышленность».

Как считает Никита Шаблыков, здесь многое определяется спецификой отрасли, поставленными задачами и типами анализируемых данных. Например, для электронной коммерции важно всё, что поможет составить портрет потребителя и дать информацию о его предпочтениях. На основе данных, собираемых такими гигантами, как Google, Facebook и Amazon, можно, скажем, предложить рекламодателям качественный таргетинг: по поведению, по общности интересов, по полу, географическим признакам и т. д. Большое будущее и у фармацевтической отрасли, которая остро нуждается в сборе и хранении как минимум всех результатов анализов пациента, сведений об их зависимости друг от друга, о динамике состояния пациентов в процессе терапии, не говоря уже об информации, представляющей схожие случаи в других регионах.

По мнению Александра Ефимова, ключевое отличие отраслевых инструментов от государственных состоит в том, что госсектору не свойственно работать с потоковыми данными с датчиков, хотя в перспективе планируется и это. В отраслевых инструментах важна именно такая возможность — захватить и обработать весь этот поток, систематизировать нужное, отфильтровать лишнее и произвести аналитические расчёты для разных предметных приложений.

Цифровая экономика и государство

Цифровая экономика призвана открыть новые качественные возможности реализации бизнеса на цифровых платформах. Важную роль в этом должно играть государство. Какие из существующих государственных информационно-аналитических систем смогут стать основой цифровых платформ будущей цифровой экономики? Какие новые цифровые платформы должно развернуть в этих целях государство? Каким образом ИАИ могут помочь институтам госуправления в решении данной задачи?

«Согласно программе „Цифровая экономика Российской Федерации“, к 2024 г. в нашей стране должны успешно функционировать не менее десятка отраслевых (индустриальных) цифровых платформ для основных предметных областей экономики (в том числе для цифрового здравоохранения, цифрового образования и „умного города“), — рассказывает Анатолий Карпенко. — Пока идут многочисленные дискуссии вокруг состава таких платформ. Что касается цифрового здравоохранения, то здесь в качестве такой платформы может выступать единая государственная информационная система в сфере здравоохранения. Она имеет статус федеральной государственной информационной системы, что подразумевает ее развитие в соответствии с требованиями законодательства и дальнейшее взаимодействие с иными цифровыми индустриальными платформами, информационными системами в сфере здравоохранения субъектов Российской Федерации, медицинских и иных организаций».

По мнению Сергея Полтева, уже сегодня такие федеральные проекты, как Единая система идентификации и аутентификации и Система межведомственного электронного взаимодействия, эффективно используются бизнесом, в частности кредитными организациями. Вполне вероятно, что существенно упростить удаленную идентификацию и стимулировать развитие цифровых услуг и сервисов поможет «Национальная биометрическая платформа».

Екатерина Лозовая напоминает, что уже показала свою эффективность, существенно упростив для населения доступ к ряду государственных услуг, цифровая платформа электронного правительства. Если взять тот положительный опыт, который был получен при её создании, и расширить перечень услуг, то это может послужить хорошим базисом для развития госсектора цифровой экономики. Что касается бизнеса, то сейчас активно развиваются электронные торговые площадки как отраслевой направленности, так и созданные крупными предприятиями для отбора собственных поставщиков.

По мнению Елены Новиковой, для таких платформ очень важно, чтобы в них были средства сбора данных, обеспечивающие иерархический ввод, согласование и юридическую значимость представляемой информации, а также инструменты аналитической обработки для получения конечного результата.

Вера Холодная перечислила принципы, на которых должны строиться подобные платформы: мобильность продуктов, обеспечение взаимодействия информационных систем и мобильных сервисов, предоставляемых в виде приложений или посредством SMS/USSD-запросов, открытость данных для граждан и разработчиков, прогнозирование запросов граждан, персонализация взаимодействия государства с гражданином на основе его социально-демографической информации и личных предпочтений.

«Государство на некой единой платформе по аналогии с моделью App Store могло бы создавать и размещать приложения и инструменты, которые все имели бы возможность скачать, причём лучше всего сразу на телефон или планшет, — размышляет Александр Ефимов. — Это нужно и для внутренних коммуникаций разных подразделений какого-либо ведомства, и для его контактов с государством, населением и бизнесом. Подобная идеология единой платформы могла бы стимулировать дальнейшее развитие цифровой экономики. Возможно, отдельными элементами этой платформы стали бы аналитические инструменты для разных задач, в том числе для прогнозирования временных рядов, вариативности отдельных событий, визуализации данных и т. д.»

ИАИ и показатели эффективности

В свете недавно утвержденного указа Президента, регламентирующего оценку эффективности деятельности органов исполнительной власти на основе двадцати четырёх показателей, в полный рост встает задача объективного контроля этих показателей и их анализа. Готовы ли к ее решению используемые сегодня ИАИ? По каким направлениям их следует для этого развивать?

«Нужно отметить, что указ Президента Российской Федерации № 548 от 14.11.2017, о котором идет речь, распространяется на оценку эффективности деятельности региональных органов исполнительной власти (РОИВ), направленной на увеличение продолжительности жизни людей, на повышение реальной среднемесячной зарплаты, на снижение уровня преступности и т. д. Всего 24 показателя, — уточняет Анатолий Карпенко. — Безусловно, современные ИАИ позволяют решать подобного рода задачи, однако предварительно должна быть разработана и утверждена Правительством РФ методическая часть, включающая порядок и правила расчета десяти показателей, входящих в перечень, а также две методики интегральной оценки эффективности деятельности РОИВ по повышению уровня социально-экономического развития регионов и по достижению высоких темпов наращивания экономического (налогового) потенциала территорий. А поскольку помимо фактических значений указанных 24 показателей необходимо представлять и те их значения, которые планируются на трехлетнюю перспективу, то актуальными являются ИАИ, позволяющие решать задачи прогнозирования и моделирования. Кроме того, для повышения объективности контроля и анализа представленной регионами информации важно учитывать данные из альтернативных источников, включая СМИ и социальные сети, сведения, полученные в ходе социологических опросов».

По словам Екатерины Лозовой, уже несколько лет идёт работа по созданию системы распределённых ситуационных центров, охватывающей госуправление на всех уровнях — от муниципалитетов до Администрации Президента. Учитывая масштабы нашей страны и количество территориальных субъектов, это весьма амбициозная задача, но её решение позволит упростить контроль за состоянием ключевых показателей и повысить скорость реагирования на чрезвычайные ситуации.

Сергей Полтев главную проблему видит не в готовности аналитических инструментов, а в механизме сбора достоверных данных для последующего анализа с использованием технологий извлечения и валидации данных, а также с объединением информации из различных источников.

Похожую позицию занимает и Ольга Горчинская: «Проблема здесь кроется не в инструментах, а в наличии объективных и достоверных данных, которые должны использоваться для такого анализа. И, конечно, очень важная проблема состоит в недостаточном уровне подготовки тех специалистов и управленцев, которые будут пользоваться аналитической системой. Первоочередная задача сегодня — не столько развитие аналитических инструментальных средств, сколько принятие управленческих решений, способствующих их востребованности в государственных учреждениях».

В бизнесе показатели KPI используются не только для контроля, но и для реализации стратегического управления с помощью методологий, подобных Balanced Scorecards. Как обстоит дело в России с реализацией такого подхода в госуправлении на уровне ИАИ?

«Даже в бизнесе очень немного примеров внедрения показателей KPI для целей стратегического управления на основе методологий, подобных сбалансированной системе показателей, — сетует Ольга Горчинская. — В государственном секторе их практически нет. Обусловлено это отсутствием специалистов по методологии построения таких систем, сложностью её восприятия руководством, проблемой сбора необходимой первичной информации». Еще одну причину такого состояния дел Александр Ефимов видит в том, что в России сейчас идёт не только цифровая трансформация, но и трансформация подходов и методологий к KPI и управлению ими.

«Тема использования сбалансированной системы показателей для органов госуправления в нашей стране обсуждается около пятнадцати лет, однако в настоящее время нет единого совершенного методического и программного инструментария комплексной оценки эффективности их деятельности, — соглашается Анатолий Карпенко. — Отдельными методическими рекомендациями регламентированы на государственном уровне некоторые KPI для руководителей органов власти, но в ряде государственных ведомств, организаций и учреждений введены свои KPI, по которым оценивается эффективность деятельности отдельных должностных лиц, сотрудников и подразделений. При этом об использовании серьезного аналитического инструментария для повышения степени обоснованности значений контролируемых показателей и их объективной оценки говорить пока преждевременно».

ИАИ и проектный подход

Уже не первый год у нас пытаются применять проектный подход при реализации тех или иных государственных программ. Какие ИАИ необходимы для ИТ-обеспечения проектного подхода?

«В настоящее время на отечественном рынке имеется ряд платформ и систем, позволяющих автоматизировать проектную деятельность при реализации государственных программ, приоритетных проектов и портфелей проектов, — сообщил Анатолий Карпенко. — Они широко используются в проектных офисах, в том числе в сформированных на базе Аналитического центра при Правительстве РФ проектных офисах по реализации реформы контрольной и надзорной деятельности и по реализации программы „Цифровая экономика РФ“. Такие системы позволяют оптимизировать процесс планирования мероприятий с учетом имеющихся ограничений, анализировать риски и оперативно управлять ресурсами, оценивать те или иные тенденции и моделировать ситуации».

Елена Новикова подчеркивает, что в таких платформах должно быть реализовано сквозное планирование реализации государственных и региональных программ, проектов и мероприятий. Необходимо, чтобы аналитические инструменты позволяли отображать сводную информацию по проектам и отслеживаемым показателям.

Очевидно, что в правительстве хорошо понимают ценность эффективных ИАИ для повышения качества госуправления. Об этом свидетельствует в том числе и тот факт, что Аналитический центр уже во второй раз проводит конкурс «Лучшие информационно-аналитические инструменты». Какова роль этого конкурса в повышении информированности госучреждений и бизнеса о возможностях современных ИАИ? Какие еще меры может предпринять правительство для улучшения ситуации с применением наиболее эффективных ИАИ и для подготовки специалистов, способных работать с ними?

Как объяснил Анатолий Карпенко, госучреждения и другие заинтересованные структуры могут получить информацию, во-первых, на сайте конкурса, а во-вторых, в ходе многочисленных экспертных мероприятий по ИТ-тематике, проводимых в рамках конкурса и транслируемых в том числе в Интернете. Помимо этого среди федеральных органов исполнительной власти и субъектов Российской Федерации распространяется специализированный сборник-доклад, содержащий информацию о результатах конкурса, а также краткое описание назначения, функциональных возможностей и конкурентных преимуществ всех представленных на конкурс ИАИ, включая рекомендации по областям и сферам их применения. Ну и наконец сведения о конкурсе публикуются на ресурсах информационных партнеров.

«Сейчас любое министерство или ведомство, да и любая коммерческая организация, независимо от сферы деятельности, имеет свой арсенал информационно-аналитических инструментов, которые помогают принимать решения. И задача таких конкурсов — найти разработчиков, познакомиться с их продуктами, выявить наиболее эффективные из них, отобрать их для использования в органах государственной власти для повышения качества управления. Конкурс позволяет информировать о достижениях нашей ИТ-индустрии, о новых разработках, и что из них можно использовать в госуправлении», — отметил Юрий Пивоваров.

Отдавая должное данному конкурсу, Никита Шаблыков полагает, что преградой к распространению новых технологий и инструментов в госсекторе является отсутствие стабильно работающих официальных площадок для диалога государственных заказчиков с представителями бизнеса, на которых можно было бы презентовать новые, более эффективные решения и узнавать о насущных потребностях самих госструктур.

По мнению Сергей Полтева, всем вместе предстоит решить традиционную задачу последней мили — информирование и формирование запроса на обучение, на внедрение новых технологий в каждом регионе и в каждой организации, запрос на обмен успешным опытом. И здесь есть поле деятельности не только для государственных структур, но и для вендоров, а также отраслевых СМИ.

Екатерина Лозовая полагает, что правительству следует обратить особое внимание на развитие успешных проектов и повышение качества образования математиков, программистов, статистиков.

Вера Холодная видит в конкурсе не только возможность донести до заинтересованных сторон информацию о своих разработках: он способен дать толчок к зарождению в головах государственных управленцев уникальных идей.

По мнению Елены Новиковой, стабильному росту качества предлагаемых решений могла бы способствовать поддержка отечественных разработчиков аналитических продуктов на уровне законодательства.

Ольга Горчинская рекомендует проводить конкурсы не только по инструментам, но и по конкретным прикладным аналитическим решениям. Она считает, что для оценки эффективности и качества предлагаемых программных аналитических средств необходимо проводить специальные мероприятия-соревнования, подобные, например, недавно прошедшему международному конкурсу алгоритмов по распознаванию лиц, который был организован американским агентством IARPA, а победителем в нём стала российская компания NTechLab.

«По сути конкурс превратился в серьезную исследовательскую работу, — убежден Александр Ефимов. — В его ходе оцениваются не просто функциональные возможности решений, но наличие у поставщиков экспертизы, потенциальные области применения представленных инструментов и их соответствие реально существующим задачам. В плане рекомендации хотел бы напомнить, что в бизнесе хорошо показывают себя адаптация опыта зарубежных коллег и приглашение на стажировку талантливых выпускников вузов. Например, в нашей компании есть специалисты мирового класса, которые пришли пять или десять лет назад стажерами, будучи студентами последних курсов».

Сергей Свинарев

Источник: PC WEEK

Возврат к списку

Председатель Комитета по совершенствованию контрольно-надзорной деятельности и устранению административных барьеров Российского Союза промышленников и предпринимателей

Уважаемые коллеги!

В своей текущей работе Комитет сосредоточил свою деятельность на двух актуальных для предпринимателей темах: прозрачность и доступность обязательных требований и риск-ориентированном подходе при осуществлении государственного контроля.
далее...

КОНТАКТЫ

Заместитель председателя Комитета:
Шабала Юлия Игоревна

тел. +7 (495) 981-55-55 доб.30-01,
j.shabala@metinvest.com

Ответственный секретарь:
Абузярова
Ирина Анатольевна

тел. +7 (495) 981 -55-55 доб.78-08,
i.abuzyarova@metalloinvest.com